ВШЛ,  Философия общения

Мы ничему не учим лошадь!

Идея о том, что лошади от рождения умеют делать все элементы, которые мы просим от них в процессе работы, не нова. Действительно так. Пируэт, пассаж, пиаффе, даже галоп на месте – всё это способна сделать абсолютно любая лошадь, как только она хотя бы немного научится владеть свои телом, оформившись из жеребёнка во взрослую лошадь. Конечно, всё это будет отличаться различной степенью гибкости и грации, но это не так важно. Лошадь умеет всё.

Таки образом, мы не можем её ничему научить. Ничему такому, чего бы она не знала и чего бы не умела. Мы можем лишь наладить с ней связь, научиться объяснять на понятном ей «языке» и развить её физически.

Читать – одно, прочувствовать – другое..

На днях мы вышли работать с конём по кличке Гонг. Уже довольно давно мы изучаем с ним уступки. По стенке и от трёх-четвертной. В обучении шли не спеша. Старались, по крайней мере. Сделает пару шагов – похвалим. Обучение шло долго и трудно, несмотря на то, что в свободное время, просто играя с товарищами, Гонг демонстрировал изумительные уступки.

«Что ж, наверное, ему просто надо время, чтобы понять, как это делать под всадником, совладать с балансом и равновесием..» — так я думала, и работа продолжалась.

И вот мы в очередной раз выходим на манеж. На прошлой тренировке не было ничего нового, всё как обычно, и сегодня ничего не предвещает чего-то необычного.

Начали с плеча внутрь. Довольно корявенько и пока не понятно, но делает. Перешли к уступке по стенке. Начали твориться чудеса. Где-то на третьей коротенькой уступке Гонг вдруг перестал изгибаться, напрягаться, сопротивляться, а просто пошёл в сторону. Ровной хорошей уступкой. Конечно, мы его похвалили. После отдыха я попросила заехать всадника на трёх-четвертную и пойти уступкой к стенке. Конь, не «меняясь в лице» поплыл к стенке изумительной уступкой, которой я у него не видела под всадником ни разу.

Чувствуя нарастающее волнение, я попросила заехать всадника на рыси. На рыси мы, конечно, пытались до этого делать уступки, но только по стенке и всего пару раз. В основном я ждала, пока закрепим на шагу.

Всадница подняла коня в рысь и заехала на уступку. Оказавшись на той же самой линии, конь поиграл ушами, подумал и поплыл в сторону стенки лёгкой, грациозной рысью, демонстрируя свободу движений и хороший захват пространства вперёд и вбок.  Я даже забыла остановить всадника, после первых двух шагов уступки на рыси, чтобы похвалить. Всё же упражнение новое.. Какой там! Открыв рот я наблюдала, как Гонг ни разу не сбившись выполнил уступку полностью, добежав до стенки, как будто выполнял этот элемент уже сотни раз.

Вот тут меня и осенило. Это не похоже на процесс обучения. Нет. Мы не учим лошадь. Мы УЧИМСЯ доносить до неё наши пожелания. Мы налаживаем с ней язык. Так, как налаживаем контакт с иностранцем!

Мы ничему не можем научить лошадь. Мы только можем объяснить, что на какое-то определённое наше воздействие необходимо отвечать определённым действием. И всё.

Гонг не научился резко делать уступку. Ему не надо было привыкать к весу всадника или что-то вроде этого. Просто всё это время он НЕ ПОНИМАЛ, чего мы от него хотим. Да! Именно так!

Он делал шаги в сторону, мы хвалили его за это, но всё это время он был в смятении! Вроде вбок да, но как именно? Что конкретно делать? Что хорошо, а что нет? И только в этот день Гонг наконец сложил для себя картинку. Он как бы уверился в том, что нужно именно это. Именно так и никак иначе. И как только получил очередное подтверждение в виде похвалы начал смело и изящно демонстрировать нужное поведение.

Мы очень наивны, думая, что мы обучаем лошадь. Когда на самом деле всё это время лошадь просто не понимает нас. Да, в общих чертах, возможно, и понимает, но не до конца.

На самом деле мы просто не достаточно чётко, не достаточно ясно показываем, что именно нужно делать.

Хотите, чтобы иностранец понял слово «дерево»? Подведите его к нему и покажите, произнеся это слово.

То же самое с лошадью. Хотите, чтобы она что-то сделала? Грамотно подведите её к этому,  ясно разъясните, ЧТО ИМЕННО вы имеете в виду. И лошадь сделает. У неё не будет ни одной причины, чтобы отказать вам.

Скорость обучения лошади зависит от искусности «переводчика», работающего с ней.

Таким образом, Берейтор должен освоить три вида искусства:

  1. Искусство мотивации лошади на обучение. Лошадь должна хотеть учиться. Должны быть созданы условия, чтобы ей было эмоционально приятно и комфортно работать, чтобы был интерес и осознание собственной нужности. Должна быть радость общения и познания. Если для иностранца вы являетесь неприятной, грубой личностью, внушающей страх, недоверие и скуку, он ни за что не захочет учить ваш язык, потому что вы ему не интересны. Так же и с лошадью.
  2. Искусство «переводчика». Обязанность берейтора изо дня в день совершенствовать своё умение объяснять что-то новое для лошади. Причём обязательно без применения грубых приёмов и насилия. Похвалой, кликер-тренингом, языком тела, голосом, подсказками, собственной мыслью.. Совершенствовать изо дня в день свою способность объяснять.
  3. Искусство физической подготовки лошади. Лошадь действительно умеет делать всё. Всё, что мы только можем попросить. Но в силу различных факторов, таких как порода, врождённые способности, физическое развитие, состояние здоровья и прочее, она может выполнять элементы не так быстро, не так ловко или не так долго. Обязанность берейтора изо дня в день работать над физическим развитием лошади. Чтобы к тому времени, когда лошадь будет подведена к чему-то трудному, у неё было достаточно развитое, сильное и гибкое тело. Только тогда правильно «переведённая» команда будет выполняться ею постоянно, охотно и правильно, без вреда для здоровья.

 

Мы не должны учить. Мы должны УЧИТЬСЯ общаться и объяснять!

Комментарии:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.